Разбудите спящих богов!

Владимир Анзикеев

«Тот, кто получает пощечины» Л.Андреева в театре «Сопричастность»

Непостижимая загадка истинно великого театра: умение соединить в одном пространстве обыденное и нечеловеческое. Ибо театр более всего отходит от обыденности именно тогда, когда озаряет божественным светом чисто человеческие страсти. В этом-то и состоит волнующий, непостижимый парадокс театра: с помощью материала, извлеченного из человеческого сердца, он создает тот особый мир, те волшебные подмостки, где в течение нескольких часов творят и действуют боги.

Автор цитаты, Альбер Камю, один из отцов экзистенциализма, считал предтечей этого литературного направления Леонида Андреева. Андреев не был ни реалистом, как Горький, ни символистом, как Блок. Неукладывание в какие-либо рамки роковым образом сказалось на постановках его пьес и на самой репертуарной – «Тот, кто получает пощечины».

Последняя постановка в Москве отмечена 2002-м годом, когда МХТ выбрал пьесу в качестве бенефиса В.Гвоздицкого. Спектакль сняли уже через три месяца: его обругала критика – причем, старательно выгораживая бенефицианта, во всех недостатках винили пьесу, а в качестве главного аргумента приводили слова Станиславского, отказавшегося в свое время от этой пьесы. Причина расхождений со Станиславским понятна: Андреев мечтал о театре, который устремлен к звездам, а не приближает искусство к реальной действительности. Первые постановки пьесы в 1915 году также подверглись критике. Уже через год пьесу экранизировали в России, а в 1924 году – в Голливуде. В 1960-е годы, когда в СССР Андреева извлекли из временного забвения, она широко пошла по всей стране — от Москвы до г.Кимры. Анатолий Солоницын менял Свердловск на Таллинн ради того, чтобы сыграть в ней главную роль. Известный эстонский режиссер М.Каруссо на вопрос, какие спектакли остались в его памяти навсегда, первым назвал ее постановку в Тарту. Помню спектакль ЦТСА, поставленный М.Кнебель и А.Бурдонским в 1972 году, где грузный Андрей Попов в роли Тота удивительно мягко и изящно (словно облако) пробирался сквозь частокол обступивших его масок. Красочный спектакль-маскарад с Зельдиным, Чеханковым, Голубкиной. Пьеса не виновата! Она – действительно великое произведение. И вот самой необычной драме Андреева рискнули вернуть сценическую жизнь на московских подмостках театра «Сопричастность». Его худрук Игорь Сиренко не боится Трагического, сознавая, что самая страшная трагедия – это наша повседневность. Преодолеть трагедию повседневности можно, лишь пробудив подлинную, подавленную обстоятельствами природу человека. Именно об этом драма «Тот, кто получает пощечины». В этой пьесе-сказке, по словам автора, повествуется о прекрасных богах, мучимых земным засильем, заблудившихся в лабиринтах мелких человечков и тяжелых страстей. Никогда для своих пьес писатель не придумывал такого праздничного, яркого и занимательного места действия —цирка, где комическое сочетается с постоянным риском.

В цирк приходит некий господин без имени и просится в клоуны. Хотя говорит и двигается, точно пьяный, безупречные манеры выдают человека из приличного общества. Ничего не умеет, учить уже поздно, но его берут – так захотела жена директора цирка. Он придумал себе забавное амплуа -тот, кто получает пощечины. Роль Тота, по мнению критиков — современников Андреева, требует исполнителя шаляпинского масштаба. Таких актеров в «Сопричастности» нет, но Владимир Баландин с его поистине исполинским ростом с первого момента появления на сцене смотрится Гулливером среди лилипутов. И на все пощечины (ненастоящие и настоящие) реагирует не больше, чем на комариные укусы. Что представляет собой его персонаж, мы узнаем лишь к середине спектакля, когда Тота посетит господин (тоже без имени), которого можно принять за могильщика, пришедшего получать заказ. На эту роль выбран колоритный актер Алексей Булатов, чья внешность вкупе с соответствующим гримом производит впечатление чего-то инфернального. Из их беседы выясняется, что Господин увел у Тота жену и похитил все его идеи, на основе которых написал книгу, имевшую шумный успех, т.е. именно он – причина того, что Тот отказался от имени и «умер» для мира, избрав кладбищем цирк. Сцена между ними выстроена в такой тональности, что Тот предстает гением, а благополучный Господин -лишь его плоской тенью. И пришел он наверняка за новой идеей – прежние он уже профанировал. И этот профанатор не ошибся. Такая идея у Тота есть.

Но какая же идея без женщины? На смену ушедшему ни с чем Господину появляется граф Манчини и, выдав одну из своих бессмысленных сентенций, на сей раз попадает в точку. Этот граф в исполнении Василия Савинова больше похож на шута, играющего графа. Манчини живет за счет своей дочери Консуэллы, цирковой гимнастки, которую жаждет выдать замуж за престарелого, но богатого барона Реньяра, влюбленного в нее как мальчишка. Но в эту царицу танго на лошади влюблен и юный жокей Безано, у которого тело греческого бога, словно его изваял Пракси-тель. Для Тота Консуэлла и Безано – самая красивая пара на свете, олицетворяющая Афродиту и Аполлона. Но это спящие боги, которые живут согласно пошлой земной морали. Их надо разбудить. Тот пытается подвигнуть Безано на то, что должен сделать классический герой сюжета об уведенной богачом невесте – убить барона. Юноша категорически отказывается. Александр Батрак (Безано) играет маску бога. Он не проснется. Это заблудившийся божок, который никогда не найдет дорогу на небо. Консуэлла разрывается между ним (любовь земная) и Реньяром, а любовь небесную, которую предлагает ей Тот, отвергает, награждая клоуна символической пощечиной. Пощечина ничем не отличается от тех, что Тот получает на арене, высказывая публике все, что он о ней думает. Но то толпа, а в гимнастке тезка древне-египетского бога мудрости (того тоже звали Тот) видит ожившую богиню, воплощение античного идеала красоты, который так долго искал и так страстно проповедовал в прошлом. Он хочет сберечь эту красоту в ее первозданном виде. Но Консуэлла в исполнении Александры Солянкиной настолько невинна душой, что не может противостоять Реньяру (Михаил Жиров), который, словно паук, медленно, но верно затягивает ее в свою сеть – она соглашается выйти за него замуж. И тогда, спасая красоту, отданную на поругание, Тот отравляет Консуэллу и вслед за ней гибнет сам. Это и есть его главная идея, его последний протест против бездуховности. Тема самоубийства проходит красной нитью через весь спектакль, чтобы в финале прошить цилиндр Реньяра, успевшего вклиниться между Консуэллой и Тотом. Тот возмущен неожиданным осложнением:

– Ты так любил ее, барон? Ты так любил? Мою Консуэллу? И ты хочешь обогнать меня и там? Нет! Я иду! И мы еще там поспорим с тобою – чья она навеки.

Поэт-символист Ф.Соллогуб писал о близости пьес Андреева к античным трагедиям: для него Тот – посланец иного, высшего мира, который спасает Психею, исторгнув душу ее, еще невинную, из клонящегося к соблазну тела. Игорь Сиренко не стремился подчеркивать подобную близость и в то же время сумел избежать откровенных элементов циркового балагана. Трагическая философия и мелодраматический сюжет гармонично сбалансированы, что делает спектакль доступным широкому зрителю. Даже такие персонажи, как клоун Джексон (Владимир Шихов), директор цирка Брике (Алексей Пугачев) и его жена Зинида (Юлия Киршина) -не символы, а живые люди, трогательные и страдающие.

 

Журнал “Планета Красота” № 3-4, 2009 г.