Высокое напряжение

Сейчас люди ходят в театр редко. В основном идут «на актера». В советские времена попасть в хороший театр было сложно, он сам по себе уже вызывал интерес, как некий островок свободы в странном мире. Но и тогда «на актеров» ходили тоже. На Высоцкого, Миронова, Муравьеву. В Театр Маяковского ходили на Светлану Мизери.
Найти актрису оказалось несложно. Подключение к интернету, шесть ударов по клавишам, и я уже знаю, что сейчас лауреат Государственных премий СССР и России, народная артистка России, лауреат премии мэра Москвы играет в театре «Сопричастность», что расположен недалеко от метро «Курская». Позвонив актрисе, я попросил ее ответить на несколько вопросов, на что она сказала: «Хорошо, приезжайте».
Про ее роли в театре написано много. А вот о личной жизни — почти ничего. Родилась Светлана в Москве, в семье совершенно не театральной. Однако родители мечтали, что дочь будет великой актрисой. В драмкружке при Доме пионеров, куда поступила Мизери, занимался еще один ныне известный актер – Игорь Кваша. Ему суждено было стать первым мужем Светланы Николаевны. Мы пришли к моей маме, – рассказала актриса, – один раз поцеловались, и он говорит: «Ну что ж мы теперь с тобой делать-то будем? Теперь я должен на тебе жениться!» – Правда, нам тогда было по шестнадцать, пришлось ждать до восемнадцати. Потом нас расписали, и я тут же от него ушла. Не готова еще я была к замужеству»… Игорь Кваша привел актрису в «Современник», где Светлана Мизери честно отыграла полтора года, после чего ушла в Маяковку. «Я в «Современнике» не могла больше оставаться. Это было не мое. Балагурство, тусовки… А я так не могла.
– Почему нет сейчас громкой славы? Потому что я никогда не снималась в кино. Ни-ко-гда. У меня были два или три хороших предложения, но когда я себя увидела на экране, я поняла, почему меня не утверждали на роль. На экране я какая-то мертвая. Мне нужна сцена, зрители, их дыхание, и тогда я живу. А без зала ничего не получается. Да и внешность моя в те годы считалась какой-то несоветской. Но у меня нет обид, чувства ущербности. Я довольна своей жизнью.
В Маяковке Светлана Николаевна и встретила тридцать семь лет назад свою настоящую вторую половину. Причем это была полноценная половина даже в профессиональном смысле: ее будущий муж Игорь Михайлович Сиренко был в театре режиссером. Он-то и увел актрису в середине восьмидесятых в Театр Пушкина. А затем, в 1991 году, – в созданный им театр «Сопричастность».
Так что сейчас Мизери играет на маленькой камерной сцене, на улице Радио. «В большом театре зрители могут что-то не разглядеть, чего-то не заметить. Тут зрители рядом, и они все видят». Здоровую творческую конкуренцию Светлане Николаевне составляет дочь от второго брака с Михаилом Зиминым – актриса театра Мария Зимина, сама уже получившая титул заслуженной артистки России.
У Светланы Николаевны есть внук Миша, которого актриса очень любит и прочит ему большое будущее. Она вообще любит молодых, правда, считает, что их главная проблема состоит в том, что они стараются жить, не переутомляясь.
«Нынешние молодые люди очень боятся напрягаться. Они потому и в кино ходят, что там все легко – просто картинки мелькают. А у нас в театре приходится напрягаться. Тренировать свой мозг, вглядываться в глубину себя. Вот в этом моя сверх-цель – заставить людей разглядеть в себе то, чего они сами про себя не знают. Ведь тратят же эти парни по несколько часов в залах, развивая мышцы, так почему же не потратить два часа в неделю на то, чтобы развить ум, совесть, душу, наконец? Ведь быть сильным духом гораздо важнее, чем быть сильным телом».
Наверное, она права. Я же тоже сначала не хотел ехать в театр, чтобы не напрягаться.
Валерий ЧУМАКОВ
(Журнал «Огонек»)