Свеча, зажженная в Лефортово

В Казани появились афиши московского театра «Сопричастность». И у кого-то из театралов наверняка мелькнула мысль: небось, опять какая-нибудь залетная, сработанная на скорую руку столичная антреприза, где одна-две «звездные» фамилии призваны искупить все: вялую режиссуру, случайный реквизит и отнюдь не символические цены на билеты… Но на этот раз к нам действительно едет театр – со всей труппой, репертуаром. Как в старые добрые времена, когда театральная жизнь не замирала с наступлением лета, а город наводняли афиши именитых и не очень театров-гастролеров. Впрочем, знаменит театр или нет, в то время особой роли не играло, разве что только в самом начале гастролей. А вообще-то, на мякине казанцев и тогда было не провести. Случалось, и столичные театры довольствовались полупустыми залами, если не изменяли своей ей привычке поглядывать на провинциального зрителя свысока: мол, он все скушает. И наоборот, гастролировала как-то в Казани Омская драма. Вот ух казалось бы, не Бог весть что, такая же театральная провинция… Так поначалу думал многие из нас. И надо было видеть, как эта зрительская настороженность буквально через несколько дней сменилась бешеным интересом, а к середине гастролей – уже самым на стоящим ажиотажем, когда подходы к театрам (а омичи играли на двух площадках!) каждый вечер буквально блокировались страждущими «лишнего билетика». Вот за такие сюрпризы и любили мы гастрольное лето, ждали его.
И вот теперь, когда и ждать уже перестали (редкий театр сегодня может позволить себе летние гастроли), мы вдруг узнаем, что есть такой театр «Сопричастность», который все же дерзнул – в жару, в разгар дачного сезона, когда даже народных артистов не выманишь в театр со своих «трех соток»,- нарушить уже привычное об эту пору театральное затишье и расклеить в незнакомом городе свои афиши.
И, как видите, я на эту удочку уже попалась, предавшись приятным воспоминаниям. А кроме того, на гастрольной афише москвичей есть по меньшей мере два-три названия, которые способны заинтриговать любого мало-мальски искушенного театрала. И посему я все же стала наводить кое-какие справки …
Театр «Сопричастность» сравнительно молод, возник в 1990 году при поддержке комитета по культуре и мэрии Москвы. «Прописан» театр в Лефортово, в двухэтажном особнячке на бывшем Гороховом поле, по соседству с храмом Вознесения (а мы все еще думаем, что тюрьма – это единственная здешняя достопримечательность). Театр, по нашим российским меркам, небольшой, в зале всего сто мест, но зрителям, судя по отзывам, здесь уютно. В основном это старшеклассники, студенты, интеллигенция.
Создатель и художественный руководитель театра «Сопричастность» – заслуженный артист России Игорь Сиренко, он же постановщик всех идущих на его сцене спектаклей, в том числе и недавней премьеры – «Таланты и поклонники». Примадонна театра – народная артистка России Светлана Мизери.
Она начинала тогда, когда начинался и «Современник», играла Веронику в знаменитом спектакле «Вечно живые». Но потом их пути – актрисы и раннего «Современника» – разошлись, и Светлана Мизери оказалась в театре им. В. Маяковского, который в тот период был более созвучен её творческим устремлениям и таланту. Именно здесь она получила зрительское признание, стала лауреатом государственных премий. Но и после этого душа ее рвалась искать и строить что-то новое. И в конце концов они нашли друг друга – Светлана Мизери и театр «Сопричастность».
«У меня такое ощущение, что я всю жизнь шла к этому театру, – признается актриса в одном из интервью. Сегодня такое   сложное   для   художника время, что, если бы не «Сопричастность», я бы вообще ушла из театра.  Все эти современные театральные изыски не по мне. А здесь я работаю с большой радостью, для  меня театр – оазис среди кошмара и пошлости, которые нас окружают…»
Таким же зрелым, можно сказать, выстраданным решение влиться в преимущественно молодежную труппу «Сопричастности» и для заслуженных артистов России  Бориса Панина и Натальи Кулинкиной. А недавно в театр пришла радостная весть о присуждении почетных званий ещё нескольким актерам, так что «мастерами» сюда не только приходят, здесь ими становятся
О театре «Сопричастность» заговорили сразу же после первой премьеры – спектакля «Иосиф Сталин – трагедия вождя и народа». Однако, вопреки ожиданиям многих, «политическим» этот театр не стал. Его вторая премьера «Отравленная туника» по трагедии Николая Гумилева, скорее, говорила о приверженности И. Сиренко поэтическому театру. Украшением репертуара стала и Алексея Толстого пьеса «Любовь – книга золотая». Это красочный, нарядный водевиль «из жизни Екатерины Великой.
Увидим мы и спектакль «на двоих» (Светлана Мизери и Борис Панин) по мало известной у нас пьесе У. Гибсона «Белые розы, розовые слоны». А продолжить всегда актуальную тему трудно складывающихся отношений мужчины и женщины, начатую в этом спектакле, театру позволила пьеса coвременного французского драматурга Ива Жамиака «Месье Амилькар» – с авантюрной линией сюжета, комедийными ситуациям  и, увы, трагическим финалом. К слову, именно этим спектаклем 3 августа откроет свои гастроли в Казани, в помещении театра им. В. Качалова, московский театр «Сопричастность».
Кстати, а почему все он получил такое название? Игорь Михайлович Сиренко, когда ему задают этот вопрос, предпочитает много не говорить, а просто показать эмблему театра:
– Видите, солнце направляет лучи на увеличительное стекло, а оно отражаем и свечу, которая благодаря э возгорается… Расшифровать эту аллегорию можно так: театр – лишь увеличительное стекло, которое получает солнечные лучи, энергию от самой жизни и  направляет их, чтобы за свечу – душу зрителя. Вот это и означает для нас сопричастность…
О. МИТИНА
(Газета «Республика Татарстан»)