Путь к успеху

«…Признанным к актерству мы считаем того, кто получил от природы тонкие чувства слуха и зрения вместе с тем крепкую заразительность. При таких способностях у человека с самого раннего детства остаются в душе и всегда могут  быть вызваны памятью все наружные выражения почти каждого душевного состояния и движения…» Эти слова А. Н. Островского родились из его наблюдений за игрой актеров на сцене и его   взаимоотношений   с ними  в жизни.  Не каждый может стать актером. Актером действительно надо родиться. Вера Лофицкая родилась актрисой. Когда-то маленькая девочка из Новосибирска, едва ей исполнилось три года, впервые увидела по телевизору балеты «Жизель» и «Щелкунчик». Это потрясло детскую душу, оставив сильные  впечатления. Она теперь думала только о том, что тоже будет танцевать на сцене, когда вырастет большой. А как ей хотелось танцевать! 
Отца своего Вера почти не помнила. Она была еще слишком мала, когда ее родители расстались. А потом, когда она немного подросла, узнала, что отец погиб. Он был моряком-подводником, дослужился до капитана, а затем был списан на берег и работал на военном заводе. Погиб он при странных обстоятельствах. Ходили разные слухи, но обстоятельства его гибели так и остались неизвестными. А Вера с мамой была уже далеко от того города, где родилась и где мама работала в конструкторском бюро у Королева. Расставшись с отцом Веры, Валентина Тихоновна Лофицкая, взяв малышку, уехала во Фрунзе (ныне Бишкек), где прошло ее детство. Там жила бабушка Веры. Она устроилась на военный завод, а девочка ходила в садик, там пела и танцевала. Мама любила театр и часто брала дочку с собой. А у нее каждый раз замирало сердце. Это были незабываемые минуты восторга и потрясения. Перед ней открывался новый, неведомый ей мир театрального волшебства. Она была девочкой музыкально одаренной, с хорошим слухом. Оставаясь дома одна, она пела и танцевала перед зеркалом, пытаясь ходить на пальцах, как ходят балерины по сцене, и разыгрывала разные сценки, повторяя все, что видела и что волновало ее воображение, выстраивая для себя мир волшебной сказки. А потом и сама очутилась на сцене, когда, занимаясь в детском хореографическом кружке, сыграла свою первую роль – Деда в сказке «Репка», и зрителям очень понравилась. Ее голова кружилась от упоения и восторга. Ей было пять-шесть лет. Уже тогда она уловила актерский «кайф» от своего успеха и ликовала. Сердце трепетало от нового для нее чувства. Вера получила первые в жизни цветы от зрителей и была счастлива. Прошли годы. Она подросла. Как-то в Бишкек приехали педагоги-хореографы из Мариинки для работы в местном хореографическом училище. Веру приняли, но определили в класс народного и характерного танца. Для классического балета не хватало выворотности стоп. Затем она танцевала в ансамбле народного танца, но в ее жизнь уже прочно входил театр. Она твердо решила, что хочет быть актрисой. Как раз в Бишкеке набирали на курс к Ю. Соломину в Щепкинском театральном училище. Она понравилась. Но ей было 16 лет. Мама в Москву не отпустила. Вера поступила на филологический факультет пединститута. Уже учась в институте, прошла отборочный тур на «Киргиз-фильме» на актерско-каскадерское отделение. Одновременно пришлось год работать стажером на киностудии. Таковы были условия. А в 1989 году ушла с последнего курса института, не защищая диплом, «рванула» в Москву, когда мама уехала в отпуск. Сдавала экзамены во все театральные вузы. Провалилась. И поступила на набираемый П. М. Ершовым экспериментальный курс в стенах ГИТИСа. Ершов был приверженцем актерской школы Михаила Чехова. Вскоре возникли разногласия педагога курса с руководством ГИТИСа. Скитались по разным помещениям. Вера жила на первом этаже знаменитого общежития ГИТИСа на Трифоновке и познавала азы актерского мастерства. Окончив курс, Вера оказалась творчески в «свободном полете», играла сначала в Московском театре актера на Сретенке (режиссер В. А. Ярыш). Начались скитания по квартирам. Нужны были деньги, чтобы оплачивать жилье. Зарабатывала везде, где только была возможность заработать, – на концертах, в рекламе, на радио. И так прошло два года в ожидании счастливого случая, И этот случай пришел. Узнав о существовании театра «Сопричастность», Вера вместе со своими однокурсниками Володей Баландиным и Сашей Шишкиным, которые, как и она, работали в Театре на Сретенке, пришла к Игорю Михайловичу Сиренко, руководившему театром «Сопричастность». Все трое были приняты в театр, естественно влились в молодой театральный коллектив. Это был 1995 год. Вера дебютировала в спектакле «Любовь – книга золотая» А. Толстого в роли Саньки. Ее хвалили. Она играла живо, легко, комедийно. Пригодились ей вокальные способности и безукоризненная танцевальная пластика. Эта роль определила ее творческие возможности, раскрыла дарование молодой актрисы, позволила занять свое место среди ведущих актеров театра. Проявилось ее творческое лицо. В ней отмечали непосредственность, искренность, непринужденность поведения на сцене, трудолюбие и большую любовь к актерской профессии, которая для нее стала главным делом в жизни.
Молодой театр набирал силу. Вместе с ним набирала силу и Вера. Встреча с Сиренко стала для нее плодотворной и сыграла важную роль в становлении актрисы. Сиренко много и интересно работал с классикой. Она любила его репетиции. Жадно впитывала все. От него восприняла дар создавать образы объемно, ярко. Он сам актер большой реалистической правды. Этому же учил и молодых актеров. Он буквально пестовал их и радовался их успехам. Все, что делал Сиренко, импонировало ей, находило отклик, будило ее творческое воображение. В лице зрелого мастера, способного дать актеру все, чем владел сам, она обрела своего учителя и наставника. Расцвела ее яркая, неповторимая творческая индивидуальность с ее самобытностью, огромным темпераментом, интересом к броской сценической форме, умением работать в соответствии с авторским и режиссерским замыслом, способностью проникать в истоки характера и судьбу своего персонажа, найти нужную интонацию, игровые детали, психологические нюансы, безупречно точные внешние характеристики своих героинь, найти в них живое, главное и это донести со сцены до зрителя. Ее роль Квашни в спектакле «Без солнца» («На дне») М. Горького говорит уже о зрелом мастерстве актрисы. Ее героиня яркая, красивая, проворная, разбитная и властная. В самой глубине души где-то добрая, жалеющая людей, но доброту и жалость в себе подавляет. Она все видит, все понимает, но принимает действительность такой, какова она есть, потому что не в силах что-либо изменить. Да и так легче и проще прожить. Не ею придуманы эти  волчьи  законы  и правила игры. Их либо принимаешь, либо неминуемо идешь туда же – на дно. Квашня Лофицкой – женщина с изломанной судьбой, ищущая простого бабьего счастья, вынужденная довольствоваться тем, что есть,  и черстветь душой от жестокости. Вот она уже не простая баба, а хозяйка, барыня. Все в ней меняется – взгляд, походка, движения. Теперь уже она в доме будет задавать тон и властвовать при бесхребетности своего сожителя, полученного ею в мужья и таким образом давшего ей возможность занять новое положение властной хозяйки ночлежки.
Вера Лофицкая тонко и глубоко подходит к каждой роли. Для разных героинь она находит новые краски, новые средства выразительности. Ее Дуняша в «Вишневом саде» А. Чехова девушка чистой души и доброго сердца, верная и преданная в любви, наивная, восторженная и сентиментальная. В ней есть что-то детское, подкупающее. Ее душа трепещет любовью. Как она замечательна в сцене бала, когда танцует. Простая девушка из народа, горничная, она всеми силами хочет казаться барышней. Она смотрит на Яшу влюбленными глазами, боясь споткнуться, и спотыкается от непривычки, неумения носить туфли на высоком каблуке, как носят барышни. Она почти чувствует себя барышней. Большие, выразительные глаза наполнены слезами в сцене расставания с возлюбленным. В них надежда, сомнение и безысходная тоска. И так жаль ее. «Хотя бы взглянули разочек, Яша, – всхлипывает она, бросаясь ему на шею. – …Пришлите из Парижа письмо. Ведь я вас любила, Яша, так любила! Я нежное существо, Яша».
Вера Лофицкая умеет передать на сцене чувство любви, преданности. Ее Служанка в «Кровавой свадьбе» Ф. Гарсиа Лорки светится любовью к своей хозяйке, сочувствуя ей. Она понимает ее, разделяет ее чувства к Леонардо и всячески стремится уберечь от надвигающейся беды. Тревожится за ее судьбу и видит всю безысходность ситуации, всю обреченность несчастной любви,
Образ Хуаны в спектакле «Молчанье – золото» П. Кальдерона – еще одна удача Веры Лофицкой. Она играет эту роль гротесково комедийно, темпераментно. И речь, и мимика, и каждое движение – ничего лишнего, все подчинено главной художественной задаче, поставленной режиссером. Казалось бы, ну что может быть нового – очередная роль служанки. Приемы у актрисы наработаны, техника есть. Нет. Здесь она не повторяется. В ней всегда есть что-то неожиданное. Она играет с особым подъемом, виртуозно, с  блеском, с ясным пониманием жанра пьесы. Отточена   каждая   реплика, каждая фраза. Образ емкий, выразительный. Неуемный темперамент, кажется, вот-вот захлестнет ее, но чувство меры она знает и хорошо выдерживает стилевое решение спектакля. Хуана бойкая, непосредственная, веселая и изобретательная, вылепленная  живыми сочными красками. Ее образ в исполнении Лофицкой приобретает законченные очертания и проявляет все многообразие и гибкость дарования актрисы, ее богатые внешние данные, четкость дикции, крепкое владения голосом, чего не хватает многим актерам. И видно: комедия – ее стихия.
Играя юных героинь, сохранивших чистую, романтическую душу, и женщин сочных, колоритных, с шлейфом прошлого в  биографии, она хороша и в роли старухи Бабы Яги-Ягишны в сказке М. Панфиловой-Рыжковой «Тайна заколдованного портрета». И здесь она неповторима. Никому не подражает, ни у кого ничего не заимствует. Она прекрасно играет здесь и Кошку (Надежду). И снова проявляется ее удивительный дар перевоплощения. Претворяя на сцене все, что она поняла и усвоила на репетициях, в уже готовые и отработанные роли она привносит новые нюансы и штрихи, что-то сиюминутное, неповторяющееся – то, что передается ей от зрителя и вызывает в ней импровизационность. А это бесценное качество актера, дарованное талантом.
Во всех ролях Вера Лофицкая имеет успех у публики. Она точно знает, что хочет от роли и что хочет сказать зрителю о своих персонажах. Для нее очень важен живой, непосредственный контакт со зрительным залом, его реакция. Она обладает удивительной способностью заражать зал своим темпераментом, своими чувствами, вовлечь зрителя в свою игру и вызвать сопереживание, в какой бы роли она ни была, сделать его своим сопричастником. Она демонстрирует незаурядное владение приемами лепки характерного образа, вникая в сущность роли, во внутреннее состояние той или иной героини, находя средства и способы наиболее точные, чтобы передать эти свойства во всех их внешних проявлениях. Вместе с Сиренко в атмосфере взаиморасположения, доброты и простоты в театре, Вера продолжает постигать тайны актерского мастерства, его законы. Не все складывается в ее творческой судьбе как бы ей хотелось. Как у каждого творческого человека, у нее бывают моменты внутренней неуверенности в себе, беспокойства. Порой будущее кажется туманным. Пережито много трудного и радостного. Что ждет впереди, какие и когда будут новые роли? Охватывает тоска по несыгранным ролям. А время быстротечно. Но она любит свой театр. С Игорем Михайловичем Сиренко ей интересно работать. Он человек широкой души, чуткий и добрый, понимает своих актеров, поощряет, одобряет, поддерживает их, если видит, что это необходимо, уделяет им максимум внимания. И они готовы доказать, на что способны. Вера это ценит, но чувствует, что в состоянии играть больше ролей, масштабнее, глубже. Сегодня она актриса острого характера. Она умна, умеет актерски перевоплощаться, быстро схватывает то, что хочет добиться от нее режиссер и развивает дальше, имея в запасе массу актерских приспособлений. Работает увлеченно, с огоньком. Благодаря своим блестящим способностям и трудолюбию, она выдвинулась в числе ведущих артистов. Но талант требует, чтобы им пользовались, и она готова всю себя отдавать театру, отдать свой неистраченный актерский потенциал и проявить себя в драматических ролях. Уж такая актерская профессия, что актеру нужно играть много, во всю мощь. Актерам нужны роли.
Вера Лофицкая никогда не жалеет о выбранной профессии. Когда-то ради нее она решилась покинуть родительский дом, маму, которую любила, тайком уехав в Москву. И здесь она не затерялась. Сама выстраивала свою профессиональную судьбу. Вряд ли тогда маленькая девочка, оказавшись на сцене в роли Деда из «Репки», думала, что то мгновение раз и навсегда решит ее судьбу. Она была еще слишком мала, чтобы предвидеть будущее, но актрисой стать хотела. И она ею стала.

    Галина МАТВЕЕВА
(Газета «Доктор Чеховъ»)