Мечтаю сняться в историческом фильме

Мария Рассказова уверена: в том, что она стала актрисой, виновата… мама, которая очень любила старые советские фильмы. И однажды она предложила дочери: «Может, попробуешь поступить в театральное училище? Во всяком случае, узнаешь, что это такое». И Маша поступила на подготовительное отделение театрального института.

–  Маша, почему все-таки театральное? Родители вроде к искусству отношения не имеют.

– Да, они оба закончили МАДИ, мама к тому же еще и психолог, преподает психологию в институте. Папа – министр транспорта Тверской области. А я, честно говоря, после того как посмотрела старый советский фильм «Коллеги», серьезно одумалась о профессии врача, хотела стать хирургом, уделяла больше внимания химии и физике. Но, как видно, моя судьба – стать актрисой. С детства я зани­малась музыкой, окончила музыкальную школу по классу фортепиано, мне очень нравился вокал, посещала танцевальную студию, достигла неплохих результатов в плавании. В общем, была разносторонней. И в конце концов поступила в Театральное училище имени Б. В. Щукина.

– С первого раза?

– Как ни странно. Кстати, мне тогда было всего шестнадцать. Учиться было сложно, мне мешало постоянное чувство неуверенности в себе. Это продолжа­юсь до тех пор, пока к нам не пришла преподаватель Марина Александровна Швыдкая. Она помогла мне раскрыться, внутренне раскрепоститься. После ин­ститута я пробовала поступить в разные московские театры. Меня принял к себе художественный руководитель театра «Сопричастность» Игорь Михайлович Сиренко. Я служу там уже три года.

– В каком спектакле вы там дебю­тировали?

– «Тайна заколдованного портрета», где у меня была роль Кошки. Эта кошечка в конце концов превращается в прекрас­ную девушку.

– Какая у вас атмосфера в театре?

– Нас еще в институте готовили к тому, что молодых актеров встречают по-разному. Но в «Сопричастности» настоль­ко доброжелательная атмосфера, так хорошо относятся к молодым артистам, что можно только благодарить судьбу за то, что она привела меня именно сюда. Огромным везением считаю то, что, на­пример, мне приходится играть на одной сцене с такой замечательной актрисой, как Светлана Николаевна Мизери. Мы за­няты в таких спектаклях, как «Кровавая свадьба» Гарсии Лорки, «Вишневый сад» Антона Чехова. В сказке «Двенадцать ме­сяцев» у меня роль плохой дочки. Я с та­ким удовольствием каждый раз выхожу на сцену в этом спектакле.

–  Актеры любят говорить о том, что успех выступления во многом зависит от зала, от его восприятия, интеллек­та, душевной вовлеченности, готовно­сти принимать и отдавать. Вы с этим согласны?

– С этим не согласиться невозможно. Актер в любом случае чувствует зал. Ты ощущаешь то, как он реагирует: вот он вздохнул, вот затих, ждет, что ты скажешь дальше…

– Не было желания перейти в дру­гой, более мощный стационарный те­атр?

– Большой по вместимости зритель­ного зала театр – это вовсе не значит, что этот театр хороший. Уйти куда-то, по-моему, можно только по зову серд­ца, души. Мне в «Сопричастности» очень нравится, здесь мне хорошо, комфортно. Мой театр – это моя вторая семья.

– Телезрители запомнили вас в се­риале «Глухарь», где вы сыграли се­стру главного героя Марину. Вы попа­ли в этот сериал случайно?

– Не совсем. До этого я снималась в сериале «Безмолвный свидетель-2», где сыграла эпизодическую роль в одной из серий. Потом меня пригласили в доку­ментально-игровое кино «Светлана» – о дочери Иосифа Сталина. Так что в теле­компании «Диски» меня уже запомнили и вскоре пригласили на пробы в «Глухарь». Вначале предполагалось, что я сыграю в одном из эпизодов, у меня было два-три съемочных дня. А потом решили мою роль расширить, и я продолжила съемки. Всего было три сезона. У меня оказались потрясающие партнеры. Максим Аверин чего стоит! Мы закончили один театраль­ный институт, разговариваем на одном языке.

– Банальный вопрос: вы чем-то по­хожи на свою героиню?

– Так ведь все актеры чем-то похожи на своих героев. Я считаю, что невозмож­но играть человека, с которым у тебя нет совершенно ничего общего. К примеру, я бываю такая же мягкая, как моя Марина, порой соглашаюсь сделать то, от чего по большому счету следовало бы отказать­ся.

–  Внешность для актрисы – визит­ная карточка.

–  И за внешностью необходимо по­стоянно ухаживать. Я слежу за весом, не позволяю себе ничего лишнего, серьезно занимаюсь йогой, плаванием, посещаю сауну.

–  Пока еще не разочаровались в профессии?

– Я понимаю, что моя профессия очень трудная, но разочарования не испытыва­ла ни разу.

– Вы побывали в Америке. Что это была за поездка?

– Там живет моя близкая подруга Женя Лосевич. Она учится в Лос-Анджелесе, на актерском факультете, потом собирается получить профессию продюсера. Две не­дели я прожила у нее, побывала в Голли­вуде. Впечатлений – масса.

– И не захотелось там сняться?

– Еще как захотелось! Но ведь трудно загадывать, как все у меня еще сложится. Вдруг повезет…

– Сейчас есть возможность ездить по миру. Пользуетесь ею?

–  Конечно. Путешествия – мое хобби. Я трижды летала в Египет, где полюбила подводное плавание, понравилось в Ту­нисе, Турции, побывала в Японии, Фран­ции, Америке.

– Какое желание хотелось бы осу­ществить?

– Сняться в историческом фильме, по­грузиться в другую эпоху, неважно какую. Попробовать поэкспериментировать с нарядами, гримом. Еще бы очень хоте­лось сняться в фильме на военную тему.

Леонид ГУРЕВИЧ.

(«Московская правда» № 170 (26904) от 22 августа 2011 г.)