Владимир Иванович Михайлов

mihailov
В МОСКВЕ УБИТ АКТЕР ТЕАТРА «СОПРИЧАСТНОСТЬ»
В Москве убит актер театра «Сопричастность» Владимир Михайлов.
Как сообщили РИА «Новости» в Управлении информации и общественных связей столичного ГУВД, тело 52-летнего актера с колото-резаными ранами и черепно-мозговой травмой обнаружено минувшей ночью у дома номер 8 по Третьей улице Лазенки.
Возбуждено уголовное дело.
Московский театр «Сопричастность» основан в 1990 году, его возглавляет заслуженный артист России, режиссер Игорь Сиренко.

ЛУКУ УБИЛИ!
От руки подонка погиб артист театра «Сопричастность» Владимир Михайлов
Артист Владимир Михайлов — Лука
Когда случилась эта страшная беда с Ильей Тюриным, моим сыном, Московский драматический театр «Сопричастность» взялся поставить его пьесу «Шекспир», и я хорошо помню встречу с актерами на репетиции. Владимиру досталась роль Ценителя – молодого человека, как помечает в ремарке Илья. Этот образ во многом биографичен. А Михайлов (я для себя давно это отметила) и чертами лица, и этим носом «уточкой», и темной гривой непокорных волос, и манерой держаться – угловатой, сдержанной, был очень похож на Илью. Конечно, на повзрослевшего Илью, Илью-мужчину… И вот спектакль. Глуховатый голос, пронзительные интонации, а тотчас по окончании – теплые сострадающие глаза Володи: на театральной лестнице мы оказались идущими навстречу друг другу…
У каждого из нас, родившихся и живущих, будет и последний день, и день девятый, и день сороковой. Сорок дней – особый знак в великой скорби по ушедшему. И кажется уж совсем необходимым: если не сумел (не знал или был далеко) присутствовать на похоронах дорогого тебе человека, то на сорок дней надо быть обязательно. Сорок дней его бессмертная душа витала между нами и, верю, проникала в наши души с последним приветом, а теперь предстанет она перед Господом своим и покается за нажитые тягости и печали.
Душе артиста Владимира Михайлова совсем немного осталось, чтобы ступить на последний порог. Вот-вот минуют эти самые сорок дней с того рокового часа 31 октября, когда после очередного спектакля, только что узнавший о присвоении ему звания заслуженного артиста России, Володя, положив в карман сто рублей, вышел из дома в быстро наступающую осеннюю ночь, чтобы купить бутылку вина, – а повод для нормальной житейской радости, как видим, несомненно был…
Нашли Володю перед рассветом. Этого большого (под два метра ростом) красивого человека свалил тяжелым ударом по голове какой-то подонок (а может быть, их было несколько?), затем добивал ножом – в спину и в грудь… Скорее всего, хотел ограбить. Рублевый улов был невелик. А жизнь человеческая… Да кто ее сейчас ценит?!
…Я впервые увидела Владимира Михайлова в середине 90-х годов на сцене московского драматического театра «Сопричастность», в спектакле «Без солнца» – так романтично и возвышенно вернулся к первому названию горьковской пьесы «На дне» главный режиссер театра Игорь Сиренко. Наше общество в то время еще находилось в эйфории от обретенной, якобы, демократии, но самые прозорливые ее члены уже вновь ощущали нависшую серую мглу: народ по-прежнему оставался «без солнца» – обобранный, оболваненный новыми посулами, униженный и оскорбленный. Театр уловил это и решился на смелый и необычный спектакль. Артистический ансамбль его был чрезвычайно хорош, но особенно выделялся Владимир Михайлов в роли странника Луки. Когда он появлялся на сцене, все нити – сюжетные и человеческие – стягивались к нему: это был и духовный наставник страждущим, и укор фарисеям в лице некоронованного короля ночлежки Сатина – с его лозунгами, позерством, почти политиканской спесью… Лука – евангелическое имя, и Владимир Михайлов старался существовать на сцене именно в этом промыслительном образе.
У него получалось! Как получилось быть Лопахиным в другом спектакле, по чеховскому «Вишневому саду». Но не примитивным разорителем «дворянских гнезд», а человеком любящим, страдающим за этих странных никчемных людей, прозорливо видящим их неизбежную гибель, уход с исторической сцены… Таким был Володя и в жизни – добрым, великодушным, отзывчивым к чужому горю. Когда случилась эта страшная беда с Ильей Тюриным, моим сыном, театр взялся поставить его пьесу «Шекспир», и я хорошо помню встречу с актерами на репетиции. Владимиру досталась роль Ценителя – молодого человека, как помечает в ремарке Илья. Этот образ во многом биографичен. А Михайлов (я для себя давно это отметила) и чертами лица, и этим носом «уточкой», и темной гривой непокорных волос, и манерой держаться – угловатой, сдержанной, был очень похож на Илью. Конечно, на повзрослевшего Илью, Илью-мужчину… И вот спектакль. Глуховатый голос, пронзительные интонации, а тотчас по окончании – теплые сострадающие глаза Володи: на театральной лестнице мы оказались идущими навстречу друг другу…
У каждого из нас, родившихся и живущих, есть свой поминальный лист. Туда мы вносим и самых близких, родных по крови людей, и тех, чьи судьбы коснулись твоей и оставили в ней памятный след. Свой поминальный лист я начала в двенадцать лет, когда ушел из жизни 49-летним мой отец. Затем в нем оказались любимый двоюродный брат и его мать – моя тетка по отцу и еще две тетки, но уже по материнской линии. Потом ровесник Сашка, сосед по старому деревянному дому на Преображенке, в котором, как потом оказалось, и осталось детство… Дальше имена так и замелькали. Первый главный редактор Василий Николаевич Голубев. Коллеги и друзья-журналисты: Борис Егоров, Клара Рогова, Георгий Пороженко, Женя Кубичев, Витя Кузьмин, Иван Чинарьян, Марк Толмачев. Художник Евсей Моисеенко, писатель Вячеслав Кондратьев, поэт Юрий Левитанский. «Бюрократ» и надежный друг Юра Лукьянов. Мама. Сын Илюша и Женечка Коваленко – родившиеся в один год, ушедшие друг за другом: 19-летний и 20-летняя. Дима Банников, один из первых лауреатов Илья-Премии…И новая трагическая потеря – артист Владимир Михайлов.
За неделю до своей гибели в 1999 году Илья написал в статье «Русский характер»: «В ближайшие десять лет станет ясно – жить нам или умереть…» Срок этот наполовину уже истончился. Но с каждым прожитым днем становится все более очевидным: тяжелый диагноз поставлен, но лечения нет, и выздоровления не предвидится. Страна с завидным аппетитом пожирает своих лучших детей, не принимая должных усилий против обнаглевшего криминала, равнодушием потворствуя диким непристойностям в печати и на телевидении, в быту и отношениях между людьми. И Владимир Михайлов – очередная, но, увы, далеко не последняя жертва нашей общей русской беды: мы деградируем как личности, разлагаемся как общество, исчезаем как народ. Потому что не может существовать народ, вычеркнувший из своего сознания всеединые заповеди и первейшую из них: не убий. Высшим достижением в артистической биографии Михайлова (теперь уже можно так сказать!) оказалась роль странника Луки из горьковской пьесы. Луку убили…
Ирина МЕДВЕДЕВА.
(Альманах «Дом Ильи» 24 февраля 2004 г.)

В ПАМЯТЬ ОБ АРТИСТЕ
На фасаде здания Рассказовского лицея теперь есть мемориальная доска. Барельеф работы тамбовского скульптора Михаила Салычева появился в честь выпускника этой школы, заслуженного артиста России Владимира Михайлова.

10 лет, также как нынешние мальчишки и девчонки, юный Володя Михайлов бегал в эту школу. Здесь увлекся театром и отсюда в 1969 шагнул во взрослую жизнь, поступив на театрально-режиссерское отделение Тамбовского филиала Московского государственного института культуры. Тогда еще не предполагая, какая счастливая творческая судьба уготована ему, и как мало отмерено времени на ее реализацию.
«Он был известным актером и трагически погиб. Я знаю, что он учился в нашей школе», — говорит ученица лицея Татьяна Стромова.
Будучи тамбовским студентом, Владимир проявил такое дарование, что и педагогам и однокурсникам стало понятно, именно актерское ремесло и есть его призвание. Дальше был ГИТИС, мастерская народной артистка России Элины Быстрицкой и, наконец, служение в московском театре «Сопричастность».
«Володя ушел из этой жизни большим артистом. Он сыграл потрясающе Лопахина в «Вишневом саде», лауреат Международного конкурса — фестиваля Чеховских пьес в Мелихово. Он потрясающе играл Луку, уникально, об этом писали, — отметил заслуженный деятель искусств России, худодественный руководитель Московского драматического театра «Сопричастность» Игорь Сиренко.
Казалось, что судьба ему благоволит. Театр выдвинул его кандидатуру на звание заслуженного к его 50-летию. Правда, этой наградой он едва успел насладиться. Артист был убит 5 лет назад хулиганами в Москве.
«Володя еще при жизни как-то сказал: «Эмма, я еще Рассказово прославлю». Вот поэтому у меня тогда эта идея возникла. Мне тогда очень тяжело было, всего полгода после смерти. Я решила, что воспитывать детей, хотя бы на этом примере», — рассказывает сестра артиста Эмма Дергунова.
Теперь этим рассказовским школьникам понятно, что если есть цель и огромное желание — достигнуть можно многого. А дорога на столичную сцену из провинции уже протоптана.
корреспондент, Алевтина Титова
оператор, Александр Ионов