Светлана Мизери – актриса, сильная духом

Светлана Мизери стоит в одном ряду с очень небольшим числом мощных русских актеров. Она из тех немногих учениц Тарасовой, Грибова, Кторова, кто стойко сохраняет верность классической школе МХАТ – школе настоящего переживания. Во времена ее триумфов звездами не называли. Да и сама она себя такой не считает, потому что к этому слову в последнее время примешивается что-то пошловатое. Она актриса своего поколения, актриса с большой буквы – лиричная и драматичная. Ей есть что сказать и сегодня, и она продолжает разговор о вечном.

Говорят, актеры похожи на свои роли. Светлана Мизери тоже похожа на своих героинь: она всегда говорит то, что думает, а думает так, как и играет – предельно честно и искренне.

С. Мизери начинала с «Современника», и «Современник» начинал вместе с ней. И играла она Веронику в знаменитом спектакле по пьесе Розова «Вечно живые». Когда она ушла из «Современника», то этот театр очень много потерял. Он потерял классическую героиню, без которой немыслим трагический театр. О. Ефремов, возглавлявший тогда «Современник», принимая от нее заявление, сказал: «Зря уходишь, тебя нигде не возьмут». К счастью, и очень крупные режиссеры иногда ошибаются. Волей случая она оказалась в театре им. Маяковского, и этот театр в тот период оказался созвучным ее таланту. Охлопков, прочувствовав ее индивидуальность, многое открыл в ней для себя самой, научив максимально использовать природные актерские данные. А Гончаров облек все это в форму настоящего профессионализма. Именно в этот период творчества ее высоко оценило государство, присудив ей государственные премии. Но душа ее все время рвалась искать и строить что-то новое. Так она оказалась в театре им. Пушкина, и там раскрылись ее новые дарования: редкая способность к почти ювелирной психологической обрисовке образов.

А сейчас мы можем ее видеть в очень меленьком, уютном и каком-то очень современном театре с таким многозначительным названием «Сопричастность». Наличие такой актрисы в труппе говорит о том, что театр этот не ставит во главе угла конъюнктурные престижные спектакли, а сосредоточивается на главном. Такова труппа «Сопричастности» под руководством И. Сиренко. С. Мизери играет очень разноплановые роли. Но все они очень женские. Вечная любовь, вера, доверие, высокая духовность – главные темы ее героинь.

- Светлана Николаевна, почему же все-таки «Сопричастность»? Как вы оказались в этом театре?

- У меня такое ощущение, что я всю жизнь шла к этому театру. Сегодня такое сложное для художника время, что, если бы не «Сопричастность», я бы вообще ушла из театра. Сегодняшний театр мне интересен. Я давно не хожу в другие театры, чтобы не огорчаться. Все эти современные театральные изыски не по мне. А теперь «Сопричастность» – это для меня эталон театра. И все, что я накопила в жизни, воплощаю здесь. Работаю с большой радостью и, думаю, у этого театра огромное будущее. Это оазис среди кошмара и пошлости, которые нас окружают.

- Вами сыграно много ролей. Довольны ли вы результатами?

- Я всегда руководствовалась интуицией и расчетом: могу ли я сыграть роль хорошо, по-настоящему. Мне важно вынести то, что я должна сказать залу. А если сказать нечего, я отказывалась. Я не из тех актрис, для которых просто важно выйти на сцену. Были удачи, а что было много неудачи – не могу так сказать. Я сыграла не так много ролей, но все они для меня очень важные, и мне не стыдно за свои работы.

- Считаете ли вы себя полностью востребованной актрисой?

- После смерти Охлопкова, который меня очень любил, у меня было ощущение, что я мало сыграла. Но так сложилась жизнь. Внутренне накопление материала идет всегда, и все это пригодится мне в новых работах. Будут роли – и все, что я накопила, отдам зрителям.

- Но все-таки, есть ли что-то заветное, не сыгранное?

- Очень хотелось бы сыграть Чехова. Однажды я уже была на пороге премьеры «Чайки» в театре им. Маяковского, где репетировала роль Аркадиной. Но меня страшно подставили. И тогда я впервые поняла, что такое закулисье, интриги. В общем, сыграть эту роль мне не дали. А я после этого еще долго переживала, болела. Ну ничего, теперь сыграю что-нибудь другое.

- За все годы работы вы не могли ли не вникать в природу человеческих отношений, в природу добра и зла. Как по-вашему, всегда ли добро побеждает зло, и может ли человек искупить свои поступки?

- Для меня нет никаких сомнений в том, что добро всегда побеждает зло, а зло всегда наказуемо. Гончаров, воспринимавший меня, как очень правильную женщину, смеясь, говорил: «Ты родилась под красным знаменем». Я действительно родилась под знаменем веры в добро. Мы иногда и сами не знаем, как добро побеждает зло. А оно побеждает. Так же, как и зло всегда бывает наказано. В моей жизни было много случаев, когда я получила по заслугам. У меня есть грехи по отношению к родителям: я была недостаточно терпима к ним, и за это поплатилась сполна. Но я знаю совершенно точно: если на душе чисто – никакой сглаз и порча тебя не возьмут. А если есть что-то в поступках или мыслях нехорошее, обязательно привяжется какая-нибудь гадость.

- В последние годы вы работаете в молодом театре, с молодыми актерами. Как вы чувствуете себя в окружении молодежи, ощущаете ли вы себя педагогом?

- У меня был период, когда я пошла преподавать в театральный колледж. Но поскольку там все было замешано на деньгах, мне было трудно. Сегодня я помогаю молодежи в театре и как актриса, и как педагог. Они учатся мастерству на примере, много раз смотрят спектакли, где я работаю, пытаются понять, как все происходит. Мне с ними интересно.

- В театре «Сопричастность» работает и ваша дочь – Мария Зимина. Вы рады, что она пошла по вашим стопам?

- И да, и нет. Маша – очень способный, разносторонний человек. Но она захотела стать актером, как отец и мать. Когда вижу ее на сцене, мне хочется приложить к ее мастерству свою руку, но она актриса другой индивидуальности. В отличие от меня, она – характерная героиня. Два года назад она подарила мне внука, Мишеньку. А когда она недавно сыграла свой первый после рождения сына спектакль, то наш режиссер И. Сиренко воскликнул: «Маша, ты не только родила, но и родилась!» Я очень рада за нее!

- У меня ощущение, что я разговариваю с очень сильным и вместе с тем счастливым человеком. А вы сами ощущаете себя счастливой?

- Я – счастливый человек. Хотя у меня часто бывают депрессии, усталость, грусть. Но все равно я счастлива, ведь талант – это Божье поручение, и я несу его. Это ли не счастье?