КОРОЛЕВА-МАТЬ

В 1984 году, в самом начале перестроечного процесса в СССР, в пору, когда президент США Рейган, проверяя микрофон перед пресс-конференцией, заявил на всю страну, не зная, что микрофон включён: «Дорогие американцы, я рад сообщить вам, что только что подписал закон об объявлении России вне закона на вечные времена. Бомбардировка начнётся через пять минут», а доктор Джеффриз из Великобритании обнаружил, что последовательность оснований в ДНК является индивидуальной особенностью каждого человека, когда мир с восторгом начал играть в тетрис, в СССР была введена в действие Байкало-Амурская магистраль, а на экраны страны вышли ставшие позднее культовыми фильмы «Любовь и голуби», «Мой друг Иван Лапшин» и «Отряд», итальянский драматург Манлио Сантанелли завершил работу над пьесой «Regina Madre», которой было суждено, будучи удостоенной через год после написания премии Института итальянской драмы, разлететься по всему миру и по праву занять почётное место в репертуаре многих театров.

В Москве «Королева-мать» идёт на сцене Московского драматического театра «Сопричастность», и это единственный в истории российского театрального искусства случай, когда Манлио Сантанелли не только высоко оценил работу творческого коллектива, но и, посетив спектакль и увидев его воочию, пригласил «сопричастников» представить спектакль на театральном фестивале, проходившем в Неаполе.

 Остросовременная проблема взаимоотношения отцов и детей лежит в основе спектакля, поставленного в «Сопричастности», но за этой, вне сомнения, злободневной проблемой чётко прослеживаются темы отстаивания былой значимости и нынешней отстранённости от действительности, родственных контактов и человеческого одиночества, неразрывной связи мать–сын, разгневанности и любви – всего того, без чего люди становятся больными и ненужными даже самим себе.

 Блестящий дуэт н.а. России Светлана Мизери – Владимир Баландин, работающий в спектакле «Королева-мать», поражает высшей формой партнёрских взаимоотношений и редкостным взаимопониманием, а исполнительница заглавной роли Светлана Мизери ошеломляет уникальной естественностью и такими нехитрыми, но почему-то почти утерянными нынешним театром, забытыми качествами: великолепной речью, тонким юмором и редчайшим, почти невесомым, но оттого не менее едким сарказмом, умением слушать и слышать партнёра, быть трогательной, властной и одновременно жалкой, играя трагические эпизоды на той едва заметной грани, что отделяет пафос от здравого смысла.

 «Прежде всего — зритель, а затем — автор, — написал М. Сантанелли после просмотра спектакля в «Сопричастности». … Я смотрел спектакль не только как зритель, но и как автор, поэтому могу говорить от первого лица. Талантливая постановка Игоря Сиренко, позволившая раскрыть внутренние смыслы произведения, и безупречная игра актеров дали мне возможность оценить русскоязычный вариант пьесы «на расстоянии» и без предубеждения…. И уже ночью, находясь в постели, я осознал, что этот спектакль затмил множество других постановок комедии, которые я видел — ни одна из них не поразила меня столь сильно».

Текст: Сергей Сафонов