Архив метки: Екатерина Яцына

ЕГО ЖИЗНЬ – ЭТО ЦЕЛЫЙ ЭПОС

“Страстной бульвар, 10” выпуск № 6-186/2016

Недавно художественный руководитель театра «Сопричастность», заслуженный артист РСФСР, заслуженный деятель искусств России Игорь Михайлович Сиренко отметил тройной юбилей: 25-летие своего театра, собственное 75-летие и 50-летие творческой деятельности.
Сцена «Сопричастности» невелика – однако тут репертуар необычайного размаха: А.Н. Островский, А.П. Чехов, Ф.М. Достоевский, И.С. Тургенев, А.К. Толстой, М. Горький, Л. Андреев, Н. Гумилев, У. Шекспир, П. Кальдерон, Ф. Гарсиа-Лорка, У. Гибсон, М. Сантанелли… И всякий найдет для себя то, что ему по вкусу. Читать далее

РУССКАЯ ВЕРА В ЧУДО

Свой рассказ «Цветы запоздалые» Чехов называл «маленьким романом», инсценирован же для театра он был Юрием Олешей. По этой инсценировке и поставлен спектакль в театре «Сопричастность», продолжая цикл режиссёрских работ Светланы Мизери. Читать далее

БЕЗ САНТИМЕНТОВ

Без сантиментов / “Эти свободные бабочки” (Театр “Сопричастность”)

Эта камерная и трогательная история удачно вписалась в маленькую сцену театра «Сопричастность», став сопричастной здешнему духу домашнего уюта и теплой атмосфере. Сам же сюжет пьесы Леонарда Герша «Эти свободные бабочки» вполне мог случиться и в Москве – столичном мегаполисе, который веками штурмует провинциальное юношество в поисках «настоящей большой жизни». Но написан он американцем, и действие происходит в Нью-Йорке, куда так же, как и в Москву, слетаются юные искатели счастья со всей страны.

Вот и наши герои, Дональд и Джил, снимают где-то под самой крышей свои дешевые столичные квартирки, оказавшиеся по соседству. Джил (Анастасия Науменко) приехала сюда строить актерскую карьеру, Дональд (Дмитрий Негреев) мечтает стать музыкантом. Но, в отличие от своей соседки, он слеп от рождения, и где-то неподалеку находится его пунктуальная мама, опекающая и субсидирующая свое чадо. Впрочем, именно от какой-либо опеки бегут эти двое в новую жизнь, сулящую им полную свободу действий, помыслов и личностного становления. История о том, как они неминуемо встретились, как стремительно возникла их любовь и столь же стремительно произошло расставание, вместилась всего в один день.

Эту пьесу, написанную в 1972 году, активно ставят по всему миру. Любят ее и у нас, порой превращая сюжет о слепом юноше и легкомысленной соискательнице подмостков в сентиментальную мелодраму. Тут можно, конечно, пустить слезу – но в «Сопричастности» нам не дают такой возможности. Поскольку Светлана Мизери поставила спектакль очень сдержанный, стильный и совсем не сентиментальный.

Действие движется стремительно и упруго, минуя подводные рифы чувствительного пафоса. Герои рассказывают о себе деловито и просто – являя нам точные жизненные типажи, не приукрашенные театральным вымыслом. Дональд не акцентирует свою слепоту и ни в коей мере не играет «слепого». Напротив, старается, чтобы мы ничего не заметили, ни о чем не догадались. Это человек, относящийся к своему недугу как к исходному условию существования, о котором надо просто забыть. Чтобы жить дальше. И весь рисунок его поведения говорит об этом страстном желании жить, именно наравне со всеми. Он играет на гитаре собственную музыку, безошибочно ориентируется в пространстве, элегантно общается с ворвавшейся в его жизнь девушкой, не переставая шутить и острить – рослый, красивый, улыбчивый. В нем видна духовная сила рано повзрослевшего мальчика, успевшего стать настоящим мужчиной.

Благодаря всему этому Джил и вправду долго не замечает его слепоты. Когда же слепота обнаруживается – никто не делает из этого драмы. Хорошенькая Джил все так же порхает по сцене, подобно бабочке, влетевшей в этот дом. И напоминает ее удивительным сходством. Стремительная и легкая, в голубом платьице с узорами, со своими легкими тонкими ножками и голубым маникюром на пальчиках, она – словно посланник какой-то упоительной и радостной жизни, существующей где-то там, откуда она явилась. И все ее прелестные костюмчики, которые она то и дело меняет – это облаченья бабочки. Она – истинный фейерверк легкомыслия и беспечности, а ее идеи о себе и своей жизни трогают наивностью и простодушием.

Меж тем у этих столь разных личностей мгновенно сложился дуэт, полный понимания и гармонии. Легкий, простой, естественный. Они словно ждали встречи друг с другом. Их сближение было стремительным, а объединила их веселая и бурная жажда жизни, свойственная юности. И мы наслаждаемся блестящим словесным диалогом, напоминающим озорную дуэль, репризы которого искрятся юмором и полнотой жизни. Собственно, в этом сюжете все необычайно остроумны.

Почуяв неладное в привычной жизни сына, явилась строгая мама. И мы увидели в исполнении Екатерины Яцыной изящный шарж на эту несгибаемо-заботливую мамашу. Дистанцированная, полная сарказма игра была остроумна и обаятельна. И эта мамочка, в безукоризненном костюме и кокетливой шляпке, длинноногая и сексапильная, была тоже полна кипящих жизненных сил! И также была мастером словесных дуэлей, блестяще сражаясь сразу на всех фронтах – и с заблудшим сыном, и с его сомнительной пассией. Ее насмешливый артистизм, изящная саркастичность были так милы и забавны. И так много говорили о нерастраченных силах, прелестной женственности, молодой и дерзкой натуре… Да, тут все, абсолютно все хотят жить, и потребность жизни – объединяющее свойство.

А еще появится Ральф (Руслан Киршин) – некий закулисный деятель с дурными манерами. И этот пошляк уведет за собой нашу милую Джил, что-то там посулив ей в сценической карьере. Джил улетает легко, как и положено бабочке – навстречу новым дарам судьбы. А отвергнутый Дональд, само собой, остается – ведь лететь ему некуда. Так, в общем, завершается эта история о свободных бабочках, личной свободе индивидуума и о мужестве, необходимом каждому.

Правда, в финале, по воле автора, Джил со своим чемоданчиком вновь возвращается к Дональду. Но мы-то знаем, что это неправда, что так не бывает, и в жизни все случается как раз наоборот.

Игнатюк Ольга

“Страстной Бульвар, 10” Выпуск №5-175/2015, Премьеры Москвы

Оригинал: http://www.strast10.ru/node/3456

 

 

 

На непремьерном спектакле “Таланты и поклонники”

В школе в былые времена нам Петю Мелузова, студента с одним курсом университета, и суфлера Нарокова в комедии «Таланты и поклонники» преподносили как положительные образы. А Великатова, Дулебова и Бакина осуждали за то, что они за деньги могли купить все. Ну а больше всех доставалось главной героине – начинающей актрисе Негиной, что она ради богатства бросила сцену, то есть зарыла свой талант в деньгах. Но кто сказал, что она бросила сцену? Вчитайтесь в записку Великатова, присланную Негиной с цветами. Там же он четко изложил свою дальнейшую жизненную позицию: «Счастье мое, о котором я мечтаю… в моей усадьбе, в моем роскошном дворце есть молодая хозяйка, которой поклоняются все, начиная с меня, рабски повинуются. Так проходит лето. Осенью мы с очаровательной хозяйкой едем в один из южных городов, она поступает на сцену в театре, который совершенно зависит от меня, вступает с полным блеском. Я наслаждаюсь и горжусь ее успехами. О дальнейшем я не мечтаю, поживем – увидим».

Я не передаю содержание пьесы, я рассказываю о спектакле (далеко не премьерном) Московского драмтеатра «Сопричастность». Постановку этой комедии осуществил заслуженный деятель искусств России, главный режиссер театра Игорь Сиренко.

Великая пьеса прочитана театром не как о загубленном таланте, а о том счастье, что талант молодой начинающей актрисы заметили и дали ему дорогу. И слова Великатова – Михайлова в спектакле «поживем-увидим» звучат мажорно, не осуждаешь, а воспринимаешь с благодарностью за помощь растущему таланту. Правда, тут не обходится бескорыстно, но опять же не возникает и мысль к осуждению Великатова – он же искренне полюбил эту прекрасную девушку.

Великатов в исполнении артиста Михайлова Владимира обаятельный человек, сошел со страниц комедии и облек живую плоть. Его деликатное согласие со всеми и вся, его нежелание ни с кем спорить, его молчаливая целеустремленность делает этот образ глубоко симпатичным, человечными и незабываемыми. Да и что ему с кем-то спорить? Зачем сотрясать воздух, он цену себе знает и цена эта велика. Ведь если человек умный, то и молчит по-умному. И пусть его молчание окружающие считают за ограниченность, но тут же спохватываются и утверждают, что человек он все же умный, если разоренное имение, оставленное ему отцом, не только сохранил, но и сильно приумножил. Кроме ума, такта и обаяния Великатов Михайлова еще и красив. Как же не влюбиться в такого обожателя? И когда Негина с эдаким слабым негодованием говорит: «Кто же ему позволил полюбить меня?», на что мать ее, Домна Пантелеевна отвечает вопросом на вопрос: «А разве на это спрашивают позволения?» И Негина… начинает себя убеждать, что она любит Петю, но в ее убеждении слышится ее неверие в эту любовь. А когда смотришь из зала и сравниваешь этих двух людей, Петю и Великатова, это сравнение сильно хромает на одну ногу… Ну в самом деле, что она нашла хорошего в этом недоучившемся студентишке. Хоть говорят, что с милым и рай в шалаше. Но во-первых, надо выяснить – мил ли он ей? А во-вторых, для таланта шалаш – не рай, а совсем наоборот. Ее неокрепшему актерскому таланту надо расти, развиваться, крепнуть, а Мелузов склоняет ее к тихой мирной жизни. Ее темпераменту нужна буря на море, даже может на океане, а Петя тащит ее в застойное болото, заросшее камышами. Великатов открывает перед ней двери в большое искусство, без которого она уже не может жить. Да она и Пете потом признается, что, может, она б и вышла за него замуж, но семейного счастья не было бы, потому что вскоре она б заскучала и ее снова потянуло бы на сцену, и она б ушла от него и поступила вновь на сцену, пусть даже в самый плохой театр. Она это говорит со знанием дела: кто хоть раз соприкоснулся с театром, тот навсегда становится его пленником, театр тянет к себе как магнит и тут уж ничего не поделаешь. Об этом Петя как раз и не догадывается, потому что он не вкусил «сладость бытия» театрального дела.

Веришь в одержимость Негиной, и актриса А. Вознесенская показывает это убедительно, без какой-либо натуги, логично и естественно. Смотришь на нее и в душе возникает чувство удовлетворения, что она как истинный талант умеет за себя постоять – какими способами она это делает – другой вопрос, главное, что она борется за себя как актрису, за свое место под театральным солнцем.

И хоть о Домне Пантелеевне мы уже упоминали выше, теперь пришла пора вплотную соприкоснуться с этим образом, который мастерски лепит народная артистка России Лауреат Государственной премии С. Н. Мизери. В спектакле она начало всех начал. Если сказать, что актриса «играет» роль, будет неверно. Актриса живет в этом образе, ее Домна Пантелеевна – живой характер, о ее героине говорят, что женщина она недалекая, но это частное мнение частных лиц, окружающих ее, к примеру, суфлера Нарокова. Она же далеко неограниченная особа. Перед нами вырастает умная, хитрая родительница, мать с сильно развитой интуицией и боковым зрением. В силу своей малограмотности иной раз она может и не дойдет умом, зато интуиция никогда не подводит. О ведении актрисой диалога и монологов можно написать целые трактаты. Ее речь – не речь, а какая-то прекрасно разработанная музыкальная партитура с ее до-диезами и бекарами, с ее крещендо и пианиссимо. Речь ее – это река, у которой есть и равнинное течение, и перекаты, и напор перед препятствиями. Глядя на Домну Пантлеевну – Мизери вдруг забываешь, что это всего-навсего актерская игра, а ловишь себя на мысли, что соврем недавно тебе довелось встречаться с подобным типом женщины, которую, наверно и зовут-то вовсе не Домной…

Спектакль, на мой взгляд, получился ансамблевым, нет ни одного артиста, кто бы тянул «одеяло» на себя. Сценография не мешает, а, наоборот, помогает постановщику и артистам наиболее полно выявить идейную направленность спектакля.

Не встреть Негина Великатова, наверно, вышла б замуж за Петю Мелузова (арт. А. Батрак), превратилась бы в обывательницу, либо, уйдя от него, стала бы второй Смельской (арт. Е. Яцына), развращенной особой дулебовыми и бакиными, местными «китами» величиной с обыкновенную селедку.

И уходишь из театра с полным оптимизмом и спокойствием за Негину, мол, слава богу, ее талант не потухнет, не затеряется в глухой провинции, а развернется в полную мощь, ибо ее покровитель понимает, что, говоря словам Сент Экзюпери, за прирученный… в данном случай талант, за него несешь полную ответственность.

 М. БАЛАКИРЕВ  (Газета «Доктор Чеховъ»)

Своеобразный способ застегивать молнию бабочкам

Премьерный спектакль «Свободны, как бабочки» в Московском драматическом театре «Сопричастность» был поставлен Светланой Николаевной Мизери по пьесе Леонарда Герша, того самого американского драматурга, в экранизации одной из пьес которого снялась сама Одри Хёпберн.

Давно начавшаяся короткая история Дональда Бейкера (Дмитрий Негреев) в спектакле «Свободны, как бабочки» по сути своей знакома всем и каждому: мама до последнего пытается удержать давно повзрослевшего сына под своим крылом и продолжает рассказывать ему сказки о малыше Донни. Вот только у миссис Бейкер (Екатерины Яцыной) есть, как ей кажется, на то причина – врождённая слепота Дональда. Но является ли это оправданием её чрезмерной опеки – большой вопрос, поставленный труппой «Сопричастности».

Тем временем, Дональд перебирается из своего скучного провинциального городка в Нью-Йорк, из приличного дома в «хиппарскую» лачужку. Там маленький Донни, по словам миссис Бейкер, «приобретает очень красочную манеру выражаться», а ещё знакомится с будущей актрисой Джил Тэннер (Анастасия Науменко). Ловкая, сумасбродная, порою даже ветреная, она врывается в его жизнь с музыкой, «нескромными вопросами» и рассказами о шестидневном замужестве, а потом так же мгновенно исчезает, оставив семейство Бейкер наедине с мучительной правдой.

И тут же становится понятно, «Свободны, как бабочки» на сцене театра «Сопричастность» – это не просто история любви, не просто «своеобразный способ застёгивать молнию, сняв блузку»… Это попытка найти себя в потёмках собственного юношеского максимализма и подростковых предрассудков. Ведь быть по-настоящему взрослым и свободным – значит принять на себя обязательства.

Оказалось, что «самый хулиганистый спектакль» театра «Сопричастность» учит быть ответственным за свои поступки и заботливым к тем, кому ты действительно дорог. Можно, конечно, всю жизнь бежать от обязательств, но пройдёт время, и станет ясно – ты свободен, как бабочка, только когда тебе есть, кого обнять. Искренне, трепетно, нежно.

«Так что же теперь, мне нужно рассказывать ещё одну историю про маленького Донни, или ты всё-таки мужчина и готов принять всё итак?»

  http://afishas.ru/events/teatr/37195

 

“Отравленная туника” в новом составе

“Москвичка”
Афиша
6-12 октября

6 октября Театр “Сопричастность” показывает трагедию “Отравленная туника” Николая Гумилева в новом составе. В репертуаре “Сопричастности” это один из первых спектаклей. Он был поставлен весной 1992 года. Неотразима была в нем Наталья Кулинкина в образе императрицы Феодоры, а Борис Панин – в роли императора Юстиниана. Читать далее

Причащение театром (Театру “Сопричастность” 15 лет)

Предъюбилейные дни в театре «Сопричастность» дали мне возможность в очередной раз убедиться в том, сколь могуч и богат наш русский язык. Особенно пристальный взгляд на предмет создает такое расширительное чувствование, что начинаешь как-то особенно реагировать на знакомое и, кажется, ведомое тебе до мелочей. Вот театр: двухэтажный дом в историческом месте Москвы в Лефортово, на старинной улице, носящей современное и совсем не театральное название (улица Радио), зато находящийся по соседству – двор в двор – с Храмом Вознесения на Гороховом поле. Читать далее

Всем нужно солнце

Вот уже почти век идет на сценах мира пьеса М. Горького «На дне». Интерес отечественного театра в последнее десятилетие к ней почти иссяк. Вполне понятно. Традиционное ее прочтение с пафосным Сатиным, произносящим памятные, как таблица умножения, монологи: «Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!» – сегодня звучат не назидательно, а наивно и даже фальшиво. Нынешнему нашему зрителю, ищущему ответы на извечные российские вопросы: «Что делать?» и «Кто виноват?», сочинение Горького, написанное в то время, когда автор виделся буревестником предстоящих революционных событий, кажется отжившим, ненужным. Читать далее

Игорь Сиренко, театр “Сопричастность”

Семейная жизнь Михаила Ивановича не сложилась. Жена его Василиса Карповна полюбила молодого вора в законе Ваську. Михаил Иванович разнервничался, бросался на людей, как собака, вынюхивал, как и что. Но и счастье Василисы было недолгим: вор охладел к ней и положил глаз на Наташку, сестру Василисы. Васька оказался человеком высоконравственным (не считал воровство доблестью), выражался высоким слогом («Возьмите вы нож, ударьте против сердца, умру — не охну! Даже с радостью, потому что — от чистой руки»), и Наталья заколебалась. Читать далее

Рыцари и спонсоры

Комедия  «Таланты и поклонники», входящая в цикл так называемых «театральных»  пьес А. Н. Островского, представляется сейчас особенно актуальной: в ней раскрыто трагическое положение таланта в обществе, где правят бал циничные  обладатели «бешеных денег».
Художественного руководителя театра «Сопричастность» Игоря Сиренко не смутило, что она уже идет в трех московских театрах: Малом, имени Станиславского и «На Покровке». Автор назвал пьесу комедией, и именно так она поставлена в Малом театре – с канканом, несколько аффектированной подачей смешных моментов. Читать далее

Гостьи Ермоловского дома

РЕПОРТАЖ С ВЫСТАВКИ

27 марта драматический театр «Сопричастность» отмечает свое двадцатилетие. Большая роль в творческих успехах театра принадлежит женской половине труппы. Красивые и талантливые, нежные и темпераментные актрисы «Сопричастности» в марте станут героинями выставки «Женское лицо театра «Сопричастность» в Доме-музее М.Н.Ермоловой». Эта выставка — совместный культурный проект Государственного центрального театрального музея им. А.А.Бахрушина, Московского драматического театра «Сопричастность» и журнала «Планета Красота».

z1
z1

Пальма творческого первенства в труппе, конечно, в руках несравненной Светланы Мизери, народной артистки России, лауреата множества театральных премий. В юбилейном сезоне она порадовала публику постановкой тургеневской «Провинциалки», где в роли Дарьи Ивановны необычайно тонко и изящно выступила з.а России Мария Зимина, а роль кухарки колоритно сыграла Тамара Хлебникова. Как всегда, большие группы поклонников собирает игра заслуженной артистки России Натальи Кулинкиной, чей чудный голос и пластика — предмет восхищения театральной молодежи и публики. В сезоне 2009/2010 гг., проходящем под знаком 150-летия со дня рождения А.П.Чехова, художественный руководитель театра И.М.Сиренко смело ввел в чеховский «Вишневый сад» молодых актрис, недавних выпускниц театральных училищ Москвы: Марию Кузнецову, Юлию Киршину, Марию Рассказову, придав одному из самых известных спектаклей театра, лауреату Международного чеховского фестиваля, свежесть и обаяние молодости. Одновременно юной актрисе Екатерине Чебышевой была доверена роль принцессы Зои в знаменитой драме Н.Гумилева «Отравленная туника», а Юлии Киршиной — роль Саши Негиной в «Талантах и поклонниках» А.Н.Островского, с которыми они блестяще справились.Коллективным дебютом молодых артистов стал спектакль по пьесе Ф.Г.Лорки «Кровавая свадьба». Вместе со Светланой Мизери (Мать) в этом спектакле с большим воодушевлением сыграли Мария Рассказова, Мария Кузнецова, Екатерина Чебышева, Юлия Киршина.Творческую поддержку молодежи оказывают опытные актрисы: Вера Лофицкая. Людмила Фигуровская. Ульяна Милюшкина. игра которых неизменно вызывает симпатию и интерес зрителей. Особой любовью у детской публики пользуются актрисы Анастасия Науменко и Елена Алиева. Последняя завоевала доверие зрителей также прекрасным исполнением роли Дуняши    («Вишневый сад») и Насти («Без солнца»).Нельзя не отметить год от года возрастающее мастерство трех молодых ведущих артисток театра: Екатерины Яцыной. Светланы Власюк. Александры Солянкиной. Так яркая и темпераментная Марсела Светланы Власюк в спектакле «Молчанье – золото» П.Кальдерона является подлинным украшением спектакля, а неземная, возвышенная красота Консуэллы — Солянки ной в спектакле «Тот, кто получает пощечины» Л.Андреева вносит такой необходимый для трактовки театрального пространства пьесы элемент инфернального. В репертуаре театра «Сопричастность» классические и современные пьесы, раскрывающие перед труппой большие возможности для актерского самовыражения. А труппа театра богата прекрасными актрисами… Вот сочетание для чуда, с образами которого можно познакомиться на выставке в Доме-музее М.Н.Ермоловой.

Зинаида Пастол

Планета Красота

«Отравленная туника” в новом составе

6 октября Театр «Сопричастность» показывает трагедию «Отравленная туника» Николая Гумилева в новом составе.
В репертуаре «Сопричастности» это один из первых спектаклей. Он был поставлен весной 1992 года. Неотразима была в нем Наталья Кулинкина в образе императрицы Феодоры, а Борис Панин – в роли императора Юстиниана. Ныне Феодору играет М. Зимина, бывшая ранее исполнительницей роли царевны Зои. В облике Зои зрители увидят актрису Е. Яцына. Царя Трапезондского играют теперь вместо С. Давыдова сразу два актера: Р. Камышев и В. Савинов, поэта-воина Имра – вместо Д. Лаврова – Ю. Брешин и А. Фастовский. Читать далее

Сердцем и временем

В центре города, в десяти минутах ходьбы от московского Версаля – Лефортово, рядом с Садовым кольцом и старинным уголком, носящим типично московское название Гороховое Поле, стоит аккуратный особнячок-шкатулка солнечного цвета, вместивший в себя Московский драматический театр «Сопричастность». Читать далее

На сцене нужно жить

«Страстной бульвар,10»

Выпуск №7-167/2014, Портрет театра

На сцене нужно жить. Московский драматический театр “Сопричастность”

Московский драматический театр «Сопричастность» – государственный репертуарный театр с постоянной труппой и верными поклонниками. Тот, кто побывал здесь однажды, непременно приходит еще и еще, чтобы опять прикоснуться к таинству действа, напоминающего о том, что у любого из нас есть душа. Зритель приходит на спектакль со своими проблемами и заботами, а уходит очарованным и просветленным. Читать далее

Екатерина Яцына

jacinaРодилась 18 августа

В 1995 г. окончила театральное училище  им. М. С. Щепкина (ВУЗ) при Государственном академическом Малом театре (художественный руководитель курса – н. а. СССР Ю. М. Соломин).

Дипломные работы: Орсетта («Кьоджинские перепалки» К. Гольдони), Луиза («Коварство и любовь» Ф.Шиллера).

 

С 1995 г. в труппе Московского драматического театра «Сопричастность». Читать далее