Слезы — сквозь смех, смех — сквозь слезы

Пьеса классика современной драматургии итальянца М. Сантанелли из тех произведений, в которых слезы прорываются сквозь смех, а смех — сквозь слезы. Два персонажа (Реджина и Альфредо), два актера держат в напряжении зрительный зал, «выбрасывая» в конце, как карту из рукава, неожиданный или — нежданный — финал.
На первый взгляд история по-житейски банальная. Пожилая женщина живет отдельно от своих детей, но на полном пансионе дочери и сына, которые периодически и кратковременно её навещают. Но вот сын, являющийся с визитом, сообщает, что прибыл надолго: мать тяжело больна и за ней нужен уход.
Мать отчаянно сопротивляется как болезни, так и сыновней опеке, де-монстрируя оптимизм и живучесть.
Сын — полный неудачник в личной жизни, и в профессиональной, хочет поправить свои дела за счет матери.
Он подрядился написать «откровенную» книгу о её болезни и смерти. Реджина узнает о намерении сына и… подыгрывает ему, так как более всего желает ему жизненного успеха.
Манлио Сантанелли поставил очень важную проблему взаимоотноше-ний отцов и детей (здесь — матери и сына).  На чем зиждется гармоничность этих отношений? Автор утверждает: на уважении детей родителями и на любви детей к родителям. Т.е. родители должны уважать своих детей, а дети — любить родителей.
Мы видим героиню в поисках уважения к своему сыну: она цепляется за любой проблеск его таланта и самодостаточности, и свою биографию, и образ умершего мужа выстраивает как примеры для подражания.
А у сына чувство любви отсутствует (заглушено). Более того, во всех своих грехах он винит только мать, гипертрофичность рассказов которой воспринимается им слишком серьезно и без должной иронии. Любовь у сына просыпается позже и слишком поздно.
Нельзя не отдать должное постановщику спектакля — заслуженному деятелю искусств России Игорю Сиренко — в актуальности выбора пьесы и точности выбора исполнителей. Превосходная актерская работа народной артистки России Светланы Мизери (Реджина) и заслуженного артиста России Николая Тырина (Альфредо) не оставляет зрителя равнодушным.
Если принять во внимание некоторую тяжеловесность перевода, то — в противовес ей — речевая легкость и прозрачность фразы актеров вызывает бурное восхищение публики. Изобретательно выстроенные мизансцены раскрывают внутреннее родство и близость героев, несмотря на все их яростные пикировки.
Чего стоит один эпизод одновременного «выпивания» воды матерью и сыном после очередного сумбурного выяснения отношений! Герои в разных плоскостях хватают разные стаканы в разных местах, но их руки и глотательные движения удивительно синхронны.
Центр сценического пространств — круг стола. Сам стол из предмета мебели вырастает в концептуально понятие для обозначения поля поиска согласия и мира. К нему припадает Реджина, объясняя невозможность своей смерти. Сидя за столом, мать и сын пытаются поверить услышан ному и поддержать друг друга. Как только герои удаляются от смыслового центра (т.е. от стола), внутренние связи между ними ослабляются и их отношения ожесточаются.
Разумеется, в актерском дуэте спектакля четко выделяется его ведущая (его королева в прямом и переносном смысле) — актриса Светлана Мизери. Трогательная и настырная, хрупкая и жесткая одновременно, она потрясающе живая и естественная. Реджина-Мизери не нуждается ни в утверждении, ни в подтверждении своих слов и поступков, поэтому она королева жизни в отличие от своего сына. Альфредо-Тырин, наоборот, всё время вслушивается и всматривается в себя со стороны, так он неуверен в реальной жизни!
Игра Николая Тырина очень цельная и точная. И здесь (как у Булгакова), королева в восхищении! Мизери «подхватывает» этот стиль Тырина и всячески (как по форме, так и по содержанию) его «растушевывает». Публике остается констатировать наличие актерского драйва если не по всему тексту пьесы, то, по крайней мере, по его добрым трем четвертям и, конечно, получать ни с чем не сравнимое наслаждение великолепной игрой.

З. ГАФУРОВА
(«Театральная хроника. Москва – Санкт-Петербург», апрель 2008 г.)

© 2022 МДТ "Сопричастность"