«Искусство без нравственности — баловство»

Как уже сообщала наша газета, исполком МСПС принял решение о проведении совещания по проблемам современной драматургии, которых накопилось немало. Накануне приближающегося события «ОЛГ» попросила высказать своё мнение по этому поводу нескольких деятелей отечественной культуры

Разговор открыл первый заместитель председателя исполкома Международного сообщества писательских союзов, руководитель Московской городской писательской организации, известный поэт Владимир БОЯРИНОВ:

— Плачевность ситуации видна даже мне, хоть я не драматург и являюсь представителем другого творческого цеха. Знаю как лицо официальное, что со времён Горбачёва, Ельцина в стране не было проведено ни одного совещания по драматургии, ни конгресса, ни какого-либо другого форума. Надо ли удивляться сегодняшнему упадку театра, если не сказать больше — деградации.

В театральной системе раньше был строгий отбор пьес. Сегодня от этого почти ничего не осталось. И стали проявляться тенденции обратного свойства: к постановке принимаются, мягко говоря, несовершенные литературные тексты, в которых много самодеятельности, а не профессионализма. Упор в них делается не на драматический конфликт — на внешние сценические эффекты, будь то убийство прямо на сцене или раздевание.

Приведу красноречивый пример. Я его знаю от члена Чеховского общества, драматурга и подлинного театрального эстета Эдварда Радзинского. У нас в МСПС проходил какой-то крупный писательский форум, и он сам пришёл к нам, чтобы рассказать о наболевшем. Пришёл не в родной свой театр, хотя это рядом с Домом Ростовых, а к нам, в Союз писателей. Его рассказ был полон возмущения. Человек, искренне радеющий о российской культуре и, в частности театре, он был потрясён тем, что в Москву на фестиваль «Золотая маска» из Прибалтики привезли спектакль по пьесе Чехова «Три сестры», где вместо трёх главных героинь на сцене красовались… мужчины. Да-да, мужчины, и, поверьте, это не единственный случай такого рода в практике современного театра.

Режиссёры, не умеющие удивить содержанием, силятся удивить формой, а бедный зритель вынужден это всё выносить или уходить со спектакля, даже не дожидаясь антракта.

Такого в театре быть не должно. Вот мы и хотим пригласить на наше расширенное совещание по проблемам драматургии представителей Министерства культуры РФ, Департамента культуры Москвы, крупных актёров, режиссёров, руководителей театров и, конечно же, драматургов. Так мы сможем не только обменяться мнениями по острому вопросу, но и попытаться его решить, наметив генеральные пути развития современного театра и главной его составляющей — драматургии. Это сегодня просто необходимо театральному зрителю или, без пафоса тут не обойтись, всему русскому народу.

Игорь СИРЕНКО — заслуженный артист РСФСР, заслуженный деятель искусств России, основатель и художественный руководитель Московского драматического театра «Сопричастность», созданного в 1990 году. Его театр рождался примерно в одно время с «Et cetera» А.Калягина, «Эрмитажем» М.Левитина, но изначально имел принципиальную иную эстетическую направленность — сопереживание, сопричастность ко всему происходящему в мире. В этом сказалась принадлежность Мастера к старой театральной школе, уроки которой ему давали в Щукинском училище выдающиеся педагоги В.К. Львова и Л.М. Шихматов. Игорь Михайлович — большой теоретик и практик искусства театра. За его плечами десятки актёрских и режиссёрских работ, которые не только стали заметными событиями в театральной жизни столицы, но и явились воплощением творческой и гражданской позиций их автора.

И.Сиренко — человек с «горячим сердцем».

Вот его мнение:

— Знаете, раньше в театрах большую работу проводили так называемые заведующие литературной частью. Сегодня у многих эта должность упразднена, а где-то имеет уже не то предназначение. Завлиты занимались не только поиском и отбором пьес, но и работали напрямую с драматургами. В силу должности, они знали, какая именно пьеса нужна сейчас театру: как в жанровом отношении, так и тематическом и даже идейном, если хотите. Ложится ли она на тех или иных основных актёров, ещё недостаточно занятых в репертуаре.

Иными словами, завлит оценивал пьесу по целому ряду качеств, следуя установке художественного руководителя или главного режиссёра театра. Яркий тому пример — сотрудничество Эдварда Радзинского и Анатолия Эфроса: вместе они создавали театр «Ленком». Затем эстафету у них переняли Григорий Горин и Марк Захаров. Кстати, этот тандем позднее распространился практически на все кинофильмы Марка Анатольевича. В них драматург Горин выступал уже в роли сценариста.

У нас в театре «Сопричастность» нет своего драматурга. Во-первых, мы не имеем той известности, какая обеспечена крупным театральным площадкам. Во-вторых, наш зрительный зал рассчитан всего на сто мест. Куда драматург охотнее понесёт своё детище? Конечно, не к нам, а в упомянутый выше «Ленком» или какой-либо другой академический театр.

С другой стороны, даже из того, что к нам всё-таки поступает, выбрать для себя, герой вправе что-то требовать от других.

Спрашивается, какие пьесы сегодня нужны театральному зрителю? У нас в «Сопричастности» ведётся журнал отзывов. С момента основания театра накопилось уже пять или шесть книг, толстых как Библия. Записи показывают, что во все времена людям нужен театр сопереживания, то есть настоящий, подлинный театр.

Если уж комедия, то чтобы посмеяться до слёз; если драма, то погрустить; если трагедия, то поплакать. И пьеса должна обязательно предусматривать катарсис. Он был и останется на все времена, хотя сегодня находятся охотники отменить поэтику Аристотеля — и не её одну.

Законы драматургии нельзя ни отменить, ни подменить. Театр неизменим и неповторим, как неизменим сам человек. Они пребудут друг для друга всегда, вечно.

Литературный критик, поэт и публицист Лариса КЕРЧИНА:

— В театральной, как и в литературной критике сегодня царит застой.

О театре, как о покойнике — либо хорошо, либо никак. Чем чревата эта «тишина», в первую очередь, для самого театра? Не грозит ли она ещё большим застоем?

Речь не идёт о сугубо деструктивном критиканстве. Отнюдь. Но анализ состояния и положения вещей — это, прежде всего, толчок к диалогу, к конструктивному обмену мнениями между профессионалами, от которых зависит развитие отечественного театрального и драматургического искусства.

Взаимоотношения театра и современной драматургии последние двадцать лет как-то не складываются. Впрочем, печально дела обстоят не только в театральной сфере, но и в культуре в целом: литературе, кинематографе и даже — что самое страшное — в образовании, как среднем, так и высшем. Увы, мы вступили в эпоху непрофессионализма на всех уровнях: от торговли до сочинительства.

Кстати, о сочинительстве, что касается драматургии, сегодня не модно опираться на профессиональный опыт предыдущих поколений. Будто и не было никогда Островского, Гоголя, Чехова…

Пишут как попало и о чём попало. Яркий пример тому — сексопатологическая пьеса «Концлагеристы». Автор этой, с позволения сказать, пьесы Валерий Шергин, получил за своё «творение» первую премию на конкурсе драматургов «Евразия-2012».

Вот маленький, но весьма красноречивый фрагмент: «»Суки! Суки!!! Да уж лучше смерть, чем под вашим тираном ходить! Идите вы все на х…» (Он не успевает доматериться. Автоматная очередь заглушает его слова, а прошедшие навылет пули тридцать девятого калибра снесли ему голову)».

Оставим морально-этическую сторону этой, по словам Николая Коляды, «блистательной пьесы». Не станем ставить акцент на том, что автор не владеет элементарными грамматическими навыками — он понятия не имеет о согласовании времён (заглушает — снесли). И как режиссёр должен показать на сцене снос головы из автомата, да ещё пулями 39-го калибра?!

Между тем, если верить организаторам этого конкурса, «Евразия» проводится для выявления новых молодых драматургов, способствует появлению интересных пьес, соответствующих современному театру, помогает открыть новых авторов театрам России… Бог мой, не надо новых, дайте хороших.

Ещё один «мастер» новой драмы — Василий Сигарев. Вспомним хотя бы его нашумевший фильм «Жить», после которого хочется лечь и умереть. Продукт деструктивного пэтэушного сознания на уровне «как вижу, так пою»: мать, выкапывающая из могилы собственных детей, грязь, безысходность и смерть, смерть, смерть… Какой там катарсис!

Авторы новой драмы заполонили основной профильный журнал страны «Современная драматургия ». А ведь это не только ставить, читать невозможно. В сухом остатке мы имеем: театр — отдельно, современная драматургия — отдельно, почти как «котлеты и мухи». И трудно обвинять театр в том, что он отворачивается от современной драматургии, обращаясь в 1000-й раз к классике.

Театральная площадь

№3 (52) 2013 Общеписательская Литературная газета

Материал подготовил Николай Антонов

 

© 2022 МДТ "Сопричастность"